Весьегонск
ВЕХИ ИСТОРИИ
Б.Купцов
Вступление :: О авторе :: О книге :: Иллюстрации ( 1, 2, 3, 4, ) :: Весьегонск.net.ru

Поиск по книге:

Оглавление:

СЛЕДЫ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

ПЛЕМЯ ВЕСЬ

"СОЛОВЕНСКОЕ" ПЛЕМЯ

ВОЛЖСКИЕ БУЛГАРЫ. ОБРАЗОВАНИЕ СЕЛА ВЕСЬ ЁГОНСКАЯ

ХОЛОПИЙ ГОРОДОК НА МОЛОГЕ. СУДЬБА ПЛЕМЕНИ ВЕСЬ

НОВГОРОДСКИЕ СОПКИ-ПАМЯТНИКИ


СЛАВЯНСКИЕ НАЗВАНИЯ КРАЯ

ТАТАРЫ. ИХ НАЗВАНИЯ В ЗДЕШНИХ МЕСТАХ


ВОЗРОЖДЕНИЕ ТОРГОВЛИ НА МОЛОГЕ

ГРАМОТА XV в. О СЕЛЕ ВЕСЬ ЁГОНСКАЯ


РАСЦВЕТ ТОРГОВЛИ В УСТЬЕ МОЛОГИ

СЕЛО ВЕСЬ ЁГОНСКАЯ ПРИ ИВАНЕ IV (1547 —1584 гг.)


СМУТНОЕ ВРЕМЯ (1606—1612 гг.)

О СЕЛЕ ВЕСЬ ЁГОНСКАЯ (1617,1629 гг.)


ДАЛЬНЯЯ ВОТЧИНА ПЕТРА I

КОНЕЦ МОНАСТЫРСКОЙ КАБАЛЫ. ОБРАЗОВАНИЕ ТВЕРСКОЙ ГУБЕРНИИ




ВЕСЬЕГОНСК И УЕЗД
с 1776 по 1918 годы



1776 ОБРАЗОВАНИЕ г. ВЕСЬЕГОНСКА

ГЕРОЙ ЧЕСМЫ

СТРАНИЦЫ ИЗ ОПИСАНИЯ г. ВЕСЬЕГОНСКА


1780
1784
1797 КНЯГИНЯ Е. Р. ДАШКОВА


1798 ПУТЕШЕСТВИЕ ПАВЛА I
1809
1812

1820
1823
1824
1826
1827
1828
1831
1832

1835
1839
1840
1841
1846

1848
1849
1850
1851
1853
1855
1858

1860
1861
1862
1863
1866
1867
1869
1870
1872

1873
ДВОРЯНСКИЕ ФАМИЛИИ ПО ВЕСЬЕГОНСКОМУ УЕЗДУ НА 1873 г.
1874
1875
1876
1877
1878

1879
1880
1881
1882
1883
1884
1885
1886

ДОКЛАД № 37
1888
ВЕСЬЕГОНСКИЕ ИНТЕЛЛИГЕНТЫ Н. А. СПИРИДОНОВ И Н. Н. ГОЛОВАНОВ
1889
1891
1892
1893
1894

1895
1896
1897
1898
1899
1901
1902
1903
1904
1905

1906
1907
1908

1909
1910
1911
1912

1913
ИЗ ИСТОРИИ ЗЕМСКОЙ ПОЧТЫ В УЕЗДЕ
1914
1915
1916

1917
1918




ПРИМЕЧАНИЕ (архивные и литературные источники)

СМУТНОЕ ВРЕМЯ (1606-1612 гг.)

После царствования Ивана Грозного не долго на Руси сохранялось относительное спокойствие. В 1591 г. в Угличе произошло убийство царевича Дмитрия. Затем страну потряс неурожай, голод, мор...

В начале XVII в. началась полоса экономического упадка, внутренних раздоров и внешнеполитических неудач. Страна была ввергнута в пучину бедствий. Крестьянские восстания вперемежку с польско-шведской интервенцией терзали страну. Полякам с помощью изменников-бояр удалось захватить Ростов, Кострому, Ярославль, Владимир, Суздаль, Арзамас, Муром... Позднее поляки засели в Московском Кремле.

Вскоре на Севере начался широкий подъем национально-освободительной войны против интервентов. Так, в ноябре 1608 года посадские люди Вологды изгнали их из города, но поляки не замедлили предпринять новое наступление против северных городов. На пути их движения стояла Устюжна. Жители города - ремесленники, оружейники, кузнецы - прогнали посланцев самозванца, приехавших в город для сбора податей, а затем объединились с белозерцами для дальнейшей борьбы с захватчиками*.

В конце декабря 1608 г. крупный польский отряд под командованием полковника Косаковского со стороны Бежецка приближался к Устюжне. Горожане потребовали от воеводы Ртищева выступить навстречу врагу. "Литва же и немцы тогда на Угличе собравшиеся со многих градов с черкесами, с казаками запорожскими и с русскими ворами. И пошли к Устюжне с великим собранием и хвалились разорить до основания. Воевода же Андрей Петрович Ртищев и... всяких чинов люди собрались и пошли против них к Дехтярке. А от Дехтярки пошли к селу Любегощу и подошли к деревне Батеевке. И вот на них тут внезапно и со всех сторон напали литва и поляки и начали сечь, как траву или дрова. Воевода, увидев их неисчетное множество, возвратился в Устюжну в великой печали. Ратные же люди по лесам разбежались и пошли к Устюжне. А на Устюжне никаких крепостей еще не было. Поляки же и литва не пошли к Устюжне, а двинулись назад".43

Очевидно и поляки понесли потери, т. к. отступили к Бежецку, где решили получить подкрепление. А в Устюжне в удивительно короткий срок - с 5 января по 3 февраля 1609 г. - жители построили деревянную крепость. Все население города, вплоть до женщин, днем и ночью трудились на строительстве. Кузнецы-оружейники ковали пушки, изготовляли дробь. В конце января 1609 г. в Устюжну пришло подкрепление из 100 стрельцов, был прислан порох, в котором особенно нуждалось ополчение.

Поляки, восстановив силы, прислали в Устюжну грамоту с требованием безоговорочной сдачи города. Двигаясь к Устюжне, отряд захватчиков разорял и грабил окрестные села и деревни. Ежедневно в город в поисках спасения и для участия в обороне его прибывали толпы беженцев, среди которых было немало людей из разоренных весьегонских деревень. Целую неделю (с 13 по 20 февраля) шла нелегкая оборона Устюжны. В последний день бой был особенно ожесточенным. Даже женщины и подростки принимали в нем участие. Польский отряд вынужден был снова отступить. Так население нынешних Устюженского, Чагодощенского, Бабаевского, Череповецкого, Пестовского и Весьегонского районов под стенами Устюжны не только "показали пример героического сопротивления", но и вдохновили жителей других населенных мест северного края на борьбу за полное изгнание врагов с территории Русского государства.12

В отпиcке игумена Кирилловского монастыря в 1612 г. по поводу событий междуцарствия говорилось: "...слух есть, собираются-де и в Веси Егонской литовские люди сопежки и хотят-деиттив Белозерский уезд..." И свое намерение "сопежки" осуществили. Во время движения Д. Пожарского с полками ополчения к Москве (1612 г.) прибыл гонец, сообщивший, что литовские люди неожиданно напали на Белоозеро и 30 июля захватили город. Князю Пожарскому пришлось тотчас же отрядить часть своих войск на выручку белозерцам. Несмотря на то, что в октябре 1612г. интервенты были изгнаны из Москвы, остатки разрозненных банд завоевателей продолжали бродить по стране.

В конце 1614 г. Устюжна снова подверглась нападению польско-литовских отрядов. Несколько раз неприятель пытался взять деревянную крепость, пожег много дворов у ее стен, но вынужден был отступить.

Много бед натворили интервенты в весьегонских местах. Обширная волость Кесьма совершенно обезлюдела. Сожгли они и "сельцо Сандово, храм и двор монастырский, да сельцо Маслово, Раменье, в нем двенадцать дворов пустых". Досталось и селу Спас на Холме (нынешний г. Красный Холм). В нем уцелели лишь церковь и шесть дворов, принадлежавших церковнослужителям. Около с. Весь Ёгонская, в д. Живни (три двора) все жители были побиты литовцами, но само монастырское село избежало разграбления. Обезлюдели ближние дд. Лепиха, Орлец, Слудично, Кузнечиха, Заднее Болото, Кашник, Работкино, Максина, Новинка...

После окончания интервенции в весьегонских местах осталось в деревнях не более четвертой части населения. Многие люди погибли, другие разбежались в более безопасные северные края. Наиболее сильному опустошению подверглись селения под Устюжной. Здесь обезлюдело до 70-ти процентов сел и деревень. Жуткая картина запустения... Бедствия страны были просто неописуемы. Пятнадцать лет терзала Россию гражданская война и иностранные вторжения. Лишь в 1617г. был заключен тяжелый по условиям мир со Швецией, а с Польшей - в 1618г.

Смута "расстроила старые земские миры, круговую поруку, обеспечивавшие казне податную исправность своих членов". Поэтому для новой династии первой заботой было восстановить эти миры.



КНИЖЕЧКА О СЕЛЕ ВЕСЬ ЁГОНСКАЯ (1617,1629 гг.)

На земском соборе 1619г. было постановлено переписать и разобрать тяглых обывателей и при этом беглецов возвратить на старые места жительства. Но это долго не удавалось сделать. К тому же, в 1617 г. в большом московском пожаре погибли поземельные описи в столичных приказах. Все это понудило правительство предпринять в 1627-1628 гг. новую общую перепись по более широкому и обдуманному плану.45

Первая опись монастырской вотчины с. Весь Ёгонская была проведена еще в 1617г. писцами Богданом Маклаковым и Тимофеем Степановым из Углича. Повторное описание вотчины было сделано в 1628-1629 гг. угличанами Северьяном Давыдовым и Осипом Трофимовым. Копии этих описей долгое время хранились в семье весьегонского купца Н. И. Быкова, интересовавшегося стариной. В 1911 г. эти описи отпечатал в своей типографии весьегонец А. П. Виноградов в виде книжечки, чтобы сохранить для потомков эти интересные документы по истории родного края (один экземпляр книжечки находится в районной библиотеке, а второй, подаренный весьегонцем П. Г. Князевым, в музее).

Первые писцы сообщали, что в 1617 г. в с. Весь Ёгонская были две деревянные церкви, в которых имелись книги, ризы, на колокольнях колокола. На монастырском дворе, где ютился и "дом коровий", проживал монастырский кузнец Лукьянко по прозвищу Добрынка. В 12-ти домах проживали крестьяне (Тренка Ефстифеев, Якунка Иванов, Кирилко Яковлев, Микитка Микифоров, Ефимко Михайлов, Ивашко Афанасьев, Ивашко Семенов, Ивашко Степанов, Васка Борисов, Ивашко Поликарпов, Якунка Дементьев), занимавшиеся хлебопашеством. Это были пахари. Паханой земли весьегонские крестьяне имели всего 30 четвертей (т. е. чуть более 16 гектаров) и перелогов "семнадцать четвертей с осминою". Земли худые. Сенокосы располагались по реке Мологе. Обычно накашивалось до 200 копен сена (с заливных лугов).

Помимо "пашенных крестьянских дворов", в селе имелись еще 16 "не пашенных бобыльских дворов, и 15 пустых бобыльских дворов, хозяева которых "сошли безвестно". Из 43 дворов в селе 31 оказался бобыльским.

Вблизи села находилась деревня Новинка с пятью дворами, в которых проживали "поп Осип Андреев, другой поп Федор Андреев, бобыль Бессонко Харламов, вдова Дарьица Сидорова, двор пустой бобыля Артишки Петрова, сошел безвестно". В ближайших от села деревнях жилых дворов было мало: д. Самуйлово - 9 дворов, три пустых; д. Дели - 7 дворов, три пустых.

Жизнь после Смутного времени налаживалась трудно и медленно. От былой Петровской ярмарки в с. Весь Ёгонская остались одни воспоминания. Возрождению былой жизни мешали и сильные неурожаи, случившиеся в 1623, 1625, 1627 гг. Поэтому в описях вотчины с. Весь Ёгонская нередко встречается лаконичное выражение: "сошел от недорода". Хозяйственная разруха на Руси будет преодолена лишь к середине XVII в.

По описи села Весь Ёгонская в 1628-1629 гг. Симонов монастырь имел село, погост, 36 деревень и починков жилых, 60 пустошей, людей - 245 человек. По несудимой грамоте 1623 г., выданной монастырю при Михаиле Романове, значилось за ним в Бежецком Верхе, кроме сел Весь Ёгонская и Козьмодемьянского еще Неверовское, да Фоминское38. Монастырь имел право на ловлю рыбы в следующих окрестных водоемах: "...в озерах Тихое, Волок, Кашник, старая Молога, Новая речка, Мученка, Званец, Егна, Егницкое, Дорожив, Черное, Глинское, Игнатовское, а Липна тож, да на реке Мологе до речки Ламки, да треть озера Дорокшина".

Рыбные ловли монастыря были богатыми. Ведь кроме прочей рыбы здесь на Мологе ловилась и красная рыба (стерлядь, осетр, хариус). Известно, что из этих северных краев, богатых озерами и реками, с давних пор в специальных кадях поставлялась к столу царя и патриарха живая красная рыба. А разве владыка Симонова монастыря не мог себе позволить такого удовольствия?

В 1629 г. было закончено подробное описание границ вотчины с. Весь Ёгонская. Монастырская межа начиналась от верховья Перекладненского ручья с поместий князя Дашкова Белозерского уезда и шла "...на ель, а на ней старая грань, да на той же ели положена новая грань, а ель стоит на меже Пошехонского и Белозерского уездов с Угличским уездом, а от той ели на березу, а на ней грани, да на старую угольную яму, а яма на левой стороне - межа Угличского уезда Симонова монастыря вотчины, а от ямы направо на осину..." И в таком духе описание границы монастырских владений заняло в книжечке более трехсот строк! Труд был не из легких. Ведь во время этого межевания писцам с приказчиком и девятью крестьянами из деревень, которые входили в смежные уезды, граничившие с вотчиной села Весь Ёгонская, надо было пройти по глухим лесам, болотам и грязи около двухсот верст. Крестьяне, конечно, проделали весь этот путь в своих традиционных лаптях и посконной одежде. Однако границы эти "с ели на березу" часто нарушались. Возникали всякие земельные споры, заканчивавшиеся нередко для некоторых спорщиков смертельным исходом.

Владения Симонова монастыря частично входили в Калининский стан по левому берегу Званы - дд. Овсяниково, Овсюха, Мышцино, Чулково, Козлове и др. ив стан Велетовский (Белетовский)по Званеи Рене-дд. Мышкино, Сорокине, Зад. Двор, Хахалиха, Скоморохово, с. Весь Ёгонская и др.42

В писцовых книгах 1627-1630гг. и переписных 1646г.станы и волости вокруг Устюжны заносятся в особую категорию, но все еще в составе Угличского уезда. Только в 1685 г. было предписано все эти станы и волости "написать Устюженским уездом и приписать к Устюжне Железопольской".42 Калининский стан в 1627-1630 гг. охватывал в основном территорию теперешнего Сандовского района, а в Велетовский стан в пределах нынешнего Весьегонского района входили села и деревни: Смуково, Улитино, Поповское, Макарове, Лысцово, Юрышкино, Кулиберово, Егна, Грабиха, Новинка, Шевелено, Омельяниха, Широбоково, Кащеево, Брюховец, Гришкино, Павловское, Стрекачево и др.

Угличские писцы не забыли в своем описании отметить, что в с. Весь Ёгонская проходил еженедельно воскресный торг (базар), на который пЬиезжали крестьяне из ближних деревень и починков. Собирались пошлины на монастырь.

Жизнь крестьянская продолжала осложняться. Еще по указу 1597 г. при царе Федоре каждый свободный человек, проработавший у другого за пищу и одежду больше шести месяцев, становился его холопом. По "Соборному уложению" в начале 1649 г. крестьяне вообще лишались права ухода от своих владельцев в Юрьев день.

Не очень сладко жилось и ремесленному люду. Например, из соседней Устюжны стали разбегаться кузнецы, задавленные налогами и правительственными заказами, за которые казна выплачивала жалкие копейки. В 1630 г. из города ударились в бега 30 кузнецов. В 1632г. из Устюжны разбежалось около 12 процентов взрослого мужского населения. Стрельцы, посланные в Весь Ёгонскую, Белозерский и другие уезды, встретили сопротивление со стороны беглецов и тех, кто их укрывал.42

В эти годы (1627, 1657, 1663, 1665 и др.) в опустевшие земли северного края устремились карелы-переселенцы. Естественно, московские власти не препятствовали этому переселению, т. к. этим самым пополнялась убыль в сельском населении. Наоборот, первое время власти не брали с переселенцев никаких налогов, чтобы те скорее обзавелись хозяйством и прочно "встали на ноги". Земли переселенцам предлагали на выбор в дворцовых вотчинах. В бывшей Чамеровской волости все карельские и русские деревни оставались удельными и не знали гнета помещиков. Правда, в Кесемской волости часть карельских деревень попала в экономическую кабалу (переписные книги 1678 г.). поэтому в 1698 г. правительство закрепило их за помещиками. Это деревни: Чухарево, Софрониха, Попадьино, Терпигора, Чернягино, Якушине и Петелино, принадлежавшие помещику Виброву.

Известно, что к началу XVII века все ранее свободные крестьянские общины были закрепощены. Основной категорией являлись поместно-вотчинные крепостные крестьяне. Во вторую категорию входили крепостные крестьяне монастырей.

В писцовых книгах тех лет уже многие деревни носили характерные типичные названия русского Севера, оканчивавшиеся на "ово", "ево", "ино". Они стали господствующими в пору распространения феодальной собственности на землю, указывавшие на то, кому эти земли принадлежат. Процесс образования таких названий происходил в XVII-XIX вв.

В бывшем Весьегонском уезде с 1787 по 1864 гг. имели усадьбы более 60-ти помещиков. Они нередко называли деревни не только своим именем, но и по имени членов своей семьи: Б. и М. Шевелево, Емельянове, Ушакове, Тучкове, Кузнецове, Горчакове, Манухово, Юрушково (Юрушкино) и др. Особняком стоит название д. Мехово. Возможно, оно произошло от слова "мех", что означало мешок под зерно. Названий деревень на "ово" по Весьегонскому уезду в конце XIX в. насчитывалось 247, на "ево" -111, на "ино" - 151. Таким образом, из 884-х названий сел и деревень в уезде 509 имели эти окончания, т. е. около 60 %.

Количество помещичьих имений к концу XIX в. выросло в уезде до 107. Появились такие деревни как Хрущи, Козлы... Названия этих деревень произошли от фамилий помещиков Хрущевых, Козловых, означавших, правда, уже не место владения землей, а крепостных крестьян, принадлежавших тому или иному помещику.

В середине XVIII в. стали распространяться названия деревень в форме полных прилагательных (Романовское, Кузьминское, Ильинское, Павловское и т. п.). Таких названий в наших местах насчитывалось всего 62.



* Ян Петр Сапежка - крупный литовский магнат - набрал войско в несколько тысяч человек и вторгся в пределы России. В Тушине Сапега взялся добыть мечом Троице-Сергиевский монастырь и города к северу от Москвы. Это было при Лжедмитрии II.

Вступление :: О авторе :: О книге :: Иллюстрации ( 1, 2, 3, 4, ) :: Весьегонск.net.ru